27.01.2012 Автор: Петр Львов

Катар – карлик с амбициями гиганта или мираж в пустыне? Часть 1

2877Сейчас во многих арабских странах празднуют первую годовщину арабской «весны» или арабской «революции», причем радостнее и громче всех делает это карликовая страна Персидского залива с амбициями гиганта под названием Катар, которая уверенно считает себя если не лидером, то движущим мотором всех бурных событий на Ближнем Востоке.

Возникает вопрос — так ли это на самом деле и почему эта страна площадью около 10 тыс. кв. км сплошной пустыни и с коренным населением в 300 тыс. чел., на каждого из которых приходится 5 иностранных рабочих и специалистов, в основном из Индии (500 тыс. чел.), Бангладеш, Шри-Ланки, Филиппин и арабских стран (Ливана, Палестины, Египта, Иордании, Сирии, Судана, Марокко, Алжира), вдруг стала известна всему миру всего за год, хотя до этого о ней даже в арабском мире плохо знали? Сначала немного истории политической и экономической.

Нынешняя правящая династия Аль Тани, которая возглавляет конгломерат племен Мидади, пришедших на полуостров Катар в конце XVII в. из оазисов Южной Аравии (находящихся в 300-350 км южнее столицы Саудовского королевства Эр-Рияда), была просто племенем кочевников, которое осело на берегах Персидского залива, в основном в восточной части полуострова. Занимались эти арабы-кочевники по большей части рыболовством, ловлей жемчуга, немного выращивали фиников и пасли коз с верблюдами. Очень любили промышлять пиратством, нападая на торговые суда, идущие из Басры в Индию и Европу, а также на суда из Индии, доставлявшие шелк, ткани и пряности в Европу. То есть, попросту говоря, Аль Тани были морскими разбойниками, пиратами.

Когда их нападения на суда начинали раздражать Англию, та присылала эскадру из Бомбея, где проживал британский резидент, отвечавший за район Персидского залива, которая бомбардировала городок Доху и близлежащие населенные пункты Аль-Вакру и Аль-Хор, где проживало все население Мидади, высаживала десант и заставляла вождя племени (шейха) Аль Тани подписывать обязательства прекратить морские разбои. Обычно, действия таких договоров продолжались 5-10 лет, после чего все начиналось сначала. При этом Мидади грабили и соседей, прежде всего Бахрейн, где ловля жемчуга шла более успешно. Лодки катарских пиратов налетали на деревни и поселки бахрейнцев, пираты грабили, насиловали женщин и скрывались у себя, поскольку от Катара до Бахрейна всего 50 км через пролив. Бахрейнцы в ответ посылали карательные экспедиции. Собственно, часть нынешнего Катара исторически принадлежит Бахрейну. Это и район городка Зубара на северо-западе полуострова, и 2 острова между обоими государствами. В 2002 г., в т. ч. и при поддержке России, Международный суд присудил эти спорные территории Катару. Сами катарцы не скрывают, что они за это хорошо проплатили членам суда, как сделали это в соответствующих инстанциях и в ноябре 2011 г., когда Катар получил право на проведение в 2022 г. чемпионата мира по футболу.

В конце XIX — начале XX вв. население Катара увеличилось за счет арабов, бежавших из Ирана и Басры от преследований персов. Их называют «иранские арабы». Они отличаются светлой кожей по сравнению со смуглыми Мидади. Их достаточно много – около 15% населения, почти все они шииты, симпатизируют собратьям по вере, в т. ч. в Иране. Их в Катаре рассматривают зачастую как «пятую колонну», поскольку «иранские арабы» не придерживаются ваххабизма и подвергаются серьезной дискриминации — им затруднена госслужба, служба в армии и силовых структурах. Открыт только бизнес, в основном подрядные работы, строительство, а также торговля. В политику их не пускают. Во время вторжения частей ССАГПЗ на Бахрейн в прошлом году «иранцы» не поддержали действия своих властей и даже провели несколько забастовочных акций в сфере строительства. Самый видный из них — клан миллиардера Фардана, который владеет строительной империей и вторым по величине банком Катара.

Начало своего «княжеского» правления Аль Тани ведут с 1886 г., когда войска шейха якобы остановили в 30 км от Дохи (там сейчас построены загородный дворец эмира и дома принцев) отряд османских войск, шедший на усмирение Дохи, ставшей вести себя без оглядки на османского правителя Аль-Хиссы (нынешняя Восточная провинция Саудовской Аравии), в зону влияния которого входил Катар. Хотя на самом деле у турок просто кончилась вода, а отряд наемников из Абу-Даби покинул отряд османских войск. То есть, на самом деле сражения не было, хотя Аль Тани и утверждают иное.

В любом случае, власть Османской империи закончилась вместе с ее распадом после Первой мировой войны, и Катар стал протекторатом Великобритании. В 1935 г. «Басра Петролеум» – отделение английской «Бритиш петролеум» – обнаружила нефть вблизи Духана – на западном побережье катарского полуострова, но промышленная добыча началась лишь в 50-х гг. Аль Тани получали небольшие отчисления, а львиная доля шла «Бритиш Петролеум». Катарское население влачило жалкое существование, а когда Британия в начале 70-х гг. ушла из арабских княжеств Персидского залива, Катар готов был войти в состав т. н. Договорного Омана, т. е. нынешних ОАЭ. Но что-то «не срослось» и страна 18 декабря 1971 г., через 10 дней после ОАЭ, обрела независимость. Затем была проведена полная национализация нефтяной добычи.

В начальный период независимости в Катаре было всего 5 министерств, а у каждого министра имелся британский советник. Эта система во многом сохранилась и сейчас, поскольку в основных ведомствах и госучреждениях Катара сидят советники и консультанты из англосаксонских стран, в основном британцы, американцы, австралийцы, канадцы и образованные представители бывших британских владений, в основном Индии. Особенно заметно их присутствие в «Катар Петролеум», которая как госкомпания отвечает за добычу нефти и газа, и в катарском управлении инвестиций (КУИ) – суверенном фонде, куда поступают доходы от углеводородов, затем инвестируемые за рубежом или внутри страны. Катарцы занимают исключительно административные посты, контролируя деятельность иностранных экспертов. За последние годы эти эксперты ушли только из МВД, Минобороны, МИД и силовых структур, тогда как все экономические ведомства де-факто контролируются иностранцами.

Все решения принимаются т. н. техническими советами, которые составляют заключения по технической и финансовой составляющим проектов. При такой системе ясно, что независимость Катара, по крайней мере, экономическая, во многом фикция. В частности, понятно, что эксперты из Великобритании, США, Канады и Австралии не заинтересованы в том, чтобы пропускать через контролируемые ими фильтры инвестиционные сделки эмирата с Россией. Поэтому не надо удивляться тому, что торговый оборот обеих стран за год едва достигает 20 млн. долл., а объем экономического сотрудничества равен нулю. Только наивные люди могут удивляться тому, что отношения между РФ и Катаром не развиваются. Повторим: независимая экономика Катара – это такая же фикция, как и «катарское чудо», как называют бурное развитие эмирата.

За те ежегодные десятки миллиардов долларов доходов от нефти и газа легко было привезти на стройки и нефтегазопромыслы сотни тысяч стоящих на грани нищеты индийцев, ланкийцев и бангладешцев, чтобы за ничтожную плату они все построили и обустроили в стране. Архитектурные и технологические проекты готовили за огромные деньги инженеры из Европы, Америки и Японии. Образованные и квалифицированные специалисты из азиатских и арабских стран при надзоре управленцев из Англии и США, особенно в энергетической сфере, поддерживают все катарское хозяйство в рабочем состоянии. Случись в регионе война, вследствие которой рабочие-иммигранты покинут Катар в кратчайшие сроки, некому будет давать электроэнергию, подавать воду, обслуживать канализацию, продавать товары в магазинах и охлаждать воздух кондиционерами.

По подсчетам экспертов, экономика Катара «встанет» уже через 8-10 часов в случае войны в Персидском заливе, если эмират будет втянут в конфликт. Сами катарцы в огромном большинстве своем специализируются на отдаче команд и сидении в роскошных офисах на огромные зарплаты (госслужащий среднего звена получает в Катаре около 20 тыс. долл. в месяц). Ни одного катарского инженера у вентиля на заводах СПГ или у стана по производству алюминия увидеть нельзя. Ввиду вышеизложенного, больше всего в Катаре боятся возможной войны США против Ирана, в которой эмират станет одной из жертв.

Не лучше обстоят дела и в военной сфере. На территории Катара, в 40 км от Дохи, расположена крупнейшая база ВВС США Аль-Удейд, на которой дислоцированы свыше 4 тыс. военнослужащих США. Это — 30% численности катарской армии. Так что если эмир начнет «дрейфовать» не в ту сторону, не нужно даже направлять специальное подразделение для его замены на более лояльного государственного деятеля. При этом база Аль-Удейд использовалась во всех действиях авиации США против Ирака, а с 2001 г. — в качестве моста обеспечения войск НАТО в Афганистане.

Наряду с базой ВМС на Бахрейне и 45-тысячной группировкой сухопутных войск США, после вывода американских войск из Ирака Аль-Удейд – одна из ключевых опор военного присутствия США в Персидском заливе. Правда, она же – и цель в случае ударов возмездия Ирана, если по его территории нанесут удары США. В этом случае Катар невольно будет втянут в боевые действия. Вполне очевидно, что удары Ирана могут затронуть Доху, промышленные, прежде всего нефтехимические, объекты южнее столицы, и газовые промыслы Катара, которые расположены недалеко от этой базы ВВС. К тому же, с нее американцы ведут круглосуточную радиолокационную разведку всего региона с помощью самолетов АВАКС и наземного оборудования, осуществляя мониторинг за навигацией в Персидском заливе и Ормузском проливе. Контролируют США и все происходящее в самом Катаре, прослушивая с его территории все разговоры по мобильной связи, радиопереговоры, контролируя интернет-трафик и т. д., и держа эмират под плотным «колпаком».

Рассуждения руководства страны, утверждающего, что база США в Аль-Удейде нужна Дохе исключительно как гарант от нападения двух региональных гигантов, между которыми зажат Катар – Саудовской Аравии и Ирана, весьма сомнительны, если не смехотворны. Помимо этого, недалеко от Аль-Удейда на окраине Дохи складировано оружие СЕНТКОМ США на случай «большой» войны в Заливе. В 2002 г. там же дислоцировалось командование войск США, осуществлявшее захват Ирака. То есть уже тогда, а не с «арабской весны» 2011 г., с территории Катара велась военная операция против арабского государства. Именно с этой базы поставлялось вооружение ливийским повстанцам весной-летом 2011 г., включая автоматическое оружие, гранатометы и ракеты «земля-земля» для уничтожения танков.

По имеющимся данным, оттуда же идет поставка оружия и т.н. Сирийской свободной армии, которое доставляют военно-транспортными самолетами ВВС Катара в Иорданию и Турцию, после чего оружие прибывает в саму Сирию. По соглашению с США, катарцы могут использовать часть базы Аль-Удейд в своих целях. Кстати, в свое время активно шли разговоры о том, что в 2008 г. катарцы через Аль-Удейд снабжали оружием боевиков ХАМАС для совершения терактов против Израиля.

Петр Львов, доктор политических наук – специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×