29.01.2012 Автор: Петр Львов

Катар – карлик с амбициями гиганта или мираж в пустыне? Часть 4

3498287826Семейные разборки

Итак, в случае Катара имеются:

1) непомерные амбиции лидера страны и представление о себе как продолжателе дела «великого» Мухаммеда Абдель Ваххаба;
2) радикальную идеологию в виде ваххабизма;
3) прочную дружбу с «Братьями-мусульманами» из всех стран мира;
4) огромный финансовый ресурс при мизерном населении и непомерных доходах на душу населения;
5) стремление обойти конкурента в лице Саудовской Аравии и желание стать лидером арабского мира;
6) обиды на других, более продвинутых в своем развитии арабов;
7) сложные отношения с США;
8) причастность к международному терроризму;
9) идеологический рупор в лице «Аль-Джазиры» и Юсефа аль-Кардави;
10) иллюзию дипломатических побед в Дарфуре, Ливане, Палестине, Йемене и т. д.

Если все это сложить вместе, мы получим комплекс неполноценности при огромных деньгах. И вот с этой исходной точки Катар начинает отсчет своего участия в «арабской весне».

Еще одно небольшое, но важное отступление — как именно обстоят дела в правящей семье, т. е. среди «царствующих особ», хоть бы они и были 100 лет назад пастухами, рыбаками и пиратами. Дела эти уже несколько лет идут плохо. Свергнув отца в 1995 г., шейх Хамад потерял, по крайней мере, треть верхушки Аль Тани. Многие в «семье» его откровенно не любят, считая самозванцем. Многие дяди и братья остались в эмиграции, не признав его власть. Дополнительная проблема, которая начала сказываться в последние годы: глава Катара серьезно болен тяжелым диабетом. Его младшая дочь Хинд всегда сидит рядом со шприцем лекарства, когда он принимает высоких гостей на случай, если придется делать инъекцию. В т.ч. на международных конференциях.

И вот тут, наконец, выплывает политика и арабские «революции». Набрав вес в 150-160 кг, Хамад стал вызывать насмешки арабских лидеров. Отсюда – ненависть к ряду режимов и желание их добить. Муаммар Каддафи стал одной из мишеней Хамада, когда на общеарабском саммите в Сирте бросил фразу — «Брат мой, ты так разжирел, что напоминаешь бочку (баррель нефти – 160 л) и уже не вмещаешь свой зад в шикарное золотое кресло». Прессы там не было, но катарский эмир запомнил оскорбление. Для устранения «недостатка» он бросил все силы, и, в конце концов, в мае 2011 г. провел липосакцию в Швейцарии и Франции, потеряв сразу 40 кг. Пришлось отменять визиты в Россию и ряд стран Восточной Европы, т.к. эмиру стало плохо после такого снижения веса. Более того, ему пришлось спасать жизнь, отлеживаясь под присмотром лучших врачей-диетологов Европы, которые, собственно, об этом и поведали миру. Хотя их признания не были так уж нужны — иностранные гости заметили уменьшение белого «халата» шейха на 6 размеров и синий цвет его лица.

Сын, он же наследный принц, тоже унаследовал сахарный диабет отца в тяжелой степени — плюс высокий рост и огромный вес. В ходе его визитов в Иран, досье отношений с которым он курировал, было замечено, что принцу иногда делали инъекцию. Увы, наследование «королевства» в Катаре – дело сложное. Глава государства болен, наследник тоже. Прежнего наследника, тоже сына эмира, в свое время сместили, заменив на брата. Вокруг озлобленные переворотом и ролью «торговца» (так в Дохе называют премьера Х. бен Джассема) члены клана Аль Тани. Причем именно те, кто замаран терроризмом и радикальным салафизмом.

Особая роль во всем этом — у яркой и неординарной жены эмира Шейхи Музы бен Миснад. Даме этой примерно 55 лет, хотя она в частных беседах говорит, что ей 47-48 (не слишком понятно, почему в этом случае «наследнику» все 35), она первая из жен правителей монархий Персидского залива, снявшая паранджу. Это было сделано в 2002 г., то ли для того, чтобы придать Катару образ просвещенной монархии, то ли, чтобы показать миру свою коллекцию бриллиантов на обнаженной шее, что было принято в штыки не только ваххабитами, но даже «ручным» шейхом Кардави. Поскольку из рук властелина текли деньги, Шейхе постепенно все это забыли, тем более что дочери эмира продолжали носить черные хиджабы. Но Муза запомнила протесты против «аморального поведения» Х.бен Джассема, который за свои деньги мог получить и получал всех приглянувшихся ему женщин Европы, одновременно проповедуя догму 4 жен, разрешенных исламом (от них у него 14 детей, причем последняя девочка родилась в апреле 2010 г.), и взяла в союзники просвещенного Аль-Аттыйю и «Эксон Мобил».

Началась борьба «в квадрате», в которой на одной стороне оказались эмир Хамад и Муза, «наследник» и клан Аттыйя плюс американо-английские энергетические гиганты, а на другой – бен Джассем и его коррумпированное окружение, «делившееся» с самим эмиром, и традиционные ваххабиты из рода Аль Тани.

Избавиться от бен Джассема эмир хотел, но предполагалось, что кто-то должен был обеспечивать «работу» с откатами и левыми деньгами, коль скоро ваххабиты на это не были готовы и просто не годились. Одновременно шейх Кардави нашептывал советы относительно «чистых» исламских революций. Как следствие, эмир оказался на перепутье, с необходимостью выбирать: коррупция, либо пуританский ислам. Семья требовала денег, в т. ч. на алмазы супруги и удовлетворение непомерных потребностей «наследника». В итоге потребности и возможности блокировали друг друга, заставив эмира Хамада пойти ва-банк — дрейфуя между двумя противоположностями.

Катар участвует в подготовке кадров для «революций»

Конечно, Катар не начинал «арабские революции», но активно принимал участие в их подготовке и создании условий для разжигания восстаний. По утверждению оппозиционеров из Сирии, Туниса, Йемена, Египта и т.д., которые базировались в Дохе накануне «арабской весны», в 2008-2010 гг. Катар щедро финансировал американские программы по обучению и подготовке «молодых» лидеров и блоггеров, в т. ч. по технике организации митингов и демонстраций, созданию стихийных протестных движений, сбору финансовых средств, механизму вывода тысяч людей, даже не знающих друг друга и исповедующих зачастую расходящиеся политические взгляды, на улицы крупных городов посредством социальных сетей типа Facebook и Twitter, умению передавать информацию в условиях, когда власти могут отключать Интернет и мобильную связь. На случай последнего, в Египет и Сирию были завезены накануне начала там «революций» тысячи аппаратов спутниковой телефонной связи с доступом в Интернет через спутники.

По степени компьютерной грамотности, прошедшие обучение оппозиционеры вполне могли противодействовать службам киберподавления силовых структур арабских стран. Организацию такого рода курсов взяли на себя представители американских неправительственных организаций, в т. ч. Национального фонда в поддержку демократии, Альянса молодежных движений, НПО «Фридом хаус», Международного республиканского института (сенатор Джон Маккейн), Национального демократического института международных отношений (руководитель — бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт). Они использовали разработки исследовательской корпорации RAND, сделанные по заказу госдепартамента США. При этом Национальный фонд в поддержку демократии известен своей причастностью к подготовке не столько оппозиционных кадров, сколько специалистов по диверсионно-подрывному и разведывательному делу.

Именно эта структура параллельно со своими основными занятиями готовила лидеров польской «Солидарности», чехословацкой «Хартии 77″ и сербской «Отпор». В более поздние времена география ее деятельности распространилась на Украину, Грузию и центральноазиатские республики с целью организации и проведения там «цветных» революций. При этом арабские слушатели этих курсов демократии утверждают, что на семинарах и конференциях вместе с ними обучались и некоторые нынешние российские уличные оппозиционеры и блогеры, особенно в 2008-2010 гг.

С активистами из арабских стран и России плотно работали такие компании как Facebook, Twitter, YouTube, Google, CNN, CBS-news, ABC, NBC, RAND, а по арабам отдельно работали и эксперты «Аль-Джазиры». Они на протяжении многих месяцев накануне начала антимубараковских волнений в Египте отснимали все, что можно, затем анализировали динамику протестных настроений в исследовательском центре телеканала «Аль-Джазира», который по кадровой комплектации напоминает мощный исследовательский институт-корпорацию, на базе этих данных готовили рекомендации и инструкции для будущих «революционеров».

Классический пример здесь — фильм «Аль-Джазиры» «Семена революции» о деятельности движения «6 апреля» в АРЕ в феврале-марте 2011 г. Представителей этой египетской организации вывозили даже в Сербию для ознакомления на месте с тактикой сербской организации «Отпор». Под эгидой «Фридом хаус» в США регулярно проводились двухмесячные курсы в рамках программы «Новое поколение», на которых выступала в т. ч. и госсекретарь США Хиллари Клинтон. К числу клиентов этих американских НПО и «Аль-Джазиры» относятся активисты «Движение 6 апреля» в Египте, молодежные движения типа «Интисар Кадхи» в Йемене, «Центр прав человека» на Бахрейне и т. д. Для этого участникам щедро выдавались гранты. Среди 48 российских получателей такого рода грантов совместно с арабами можно назвать чеченский «Комитет против пыток», Общество российско-чеченской дружбы, Национальный демократический институт международных отношений, занимающийся поиском «новых лидеров» среди молодежи Северо-Западного федерального округа, центр «Мемориал», Московская Хельсинкская группа и т. д.

Понятно, почему россияне и арабы шли одновременно и вместе на этих курсах – после падения режимов в арабском мире, по мнению США и их ваххабитских попутчиков, очередь «цветной» революции должна наступить в России уже в 2012 г. Вопрос — какой в этом интерес самых консервативных арабских монархий (с США это понятно)?

Ваххабиты Катара и Саудовской Аравии ненавидели Россию в бытность СССР, и не изменили своего к ней отношения после распада Союза. В сам распад Советского Союза Саудовская Аравия внесла значительную лепту, по просьбе Р. Рейгана обвалив мировые цены на нефть: экономика СССР без нефтяных вливаний была обречена. Мечта салафитов — развалить Россию и вычленить из ее состава мусульманские регионы, прежде всего Северного Кавказа, а если получится — то и Поволжья. Эти районы, по дальнему прицелу салафитов, должны перейти под контроль будущей исламистской империи во главе с самыми праведными из праведных – ваххабитами. Именно поэтому любые рассуждения о перспективах развития сотрудничества РФ с КСА и Катаром — это непонимание реалий.

Ваххабиты не намерены вкладывать сколь бы то ни было существенные инвестиции в Россию, если только речь не идет о строительстве мечетей и распространении Корана и исламистской литературы. Коммунизм в Советском Союзе пал, но «угнетенные» исламские народы продолжают жить под пятой неверных русских, считают пуритане ислама. Ваххабитские государства были (достаточно вспомнить Чечню) и остаются (достаточно вспомнить недавнее избиение посла РФ в Катаре) идейными недоброжелателями России. Надежда на их инвестиции, развитие с ними торговли или становление военно-технических связей — это иллюзии людей, которые не понимают сущности и доктрин ваххабизма.

Достаточно посмотреть на долю РФ в торговом балансе с Катаром (17-18 млн. долл. в год) и определить на каком мы месте, чтобы понять — катарцы просто не хотят покупать товары в России. Они вполне могли бы закупать нашу пшеницу и муку, продовольственные товары, опреснительные установки, стройматериалы, древесину, насосную технику, оптоволоконные линии и т.д., что и покупают у России другие арабские страны. В этом случае торговый оборот вполне мог дойти до 200-300 млн. долл. в год. Но если верить частным катарским бизнесменам, существует негласная директива «сверху» — ничего российского не приобретать, даже если товар высокого качества и имеет низкую стоимость. Равным образом, вы не найдете катарских студентов на обучении в России, хотя государственные стипендии им регулярно выделяются.

Зато демонстративно активно, напоказ развиваются отношения с Грузией, которая, исходя из обычной логики, Катару не может быть интересна. Зачем эмирату вкладывать сотни миллионов долларов в слабую экономику Грузии, включая сельское хозяйство, строительство и курорты, привлекательность которых для жителей самой богатой страны мира, которые могут поехать куда угодно, под большим вопросом? Громко анонсированное открытие регулярной линии прямого авиасообщения Доха-Тбилиси в январе с. г. — из той же области. Вряд ли на каждый самолет наберется хотя бы 30% пассажиров, если только террористы из песков Аравии не будут летать в Панкисское ущелье.

Достаточно ясно, что это очередной демарш в сторону России. Не стоит удивляться, если обнаружится катарский след в действиях и финансовых источниках внесистемной российской оппозиции, как в свое время была обнаружена сеть финансирования боевиков в Чечне.

Петр Львов, доктор политических наук – специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×