22.08.2013 Автор: Юрий Зинин

К ситуации в Египте

https://christoslam.wordpress.com/2012/04/03/coup-detat-ou-debauche/С середины сего года Египет только и фигурирует в заголовках мировых СМИ по причине бурного обострения политической обстановки и эскалации насилия после смещения президента М. Мурси и выхода на арену событий военных.

Их апогеем стало введение 14 августа чрезвычайного положения по всей территории страны и операции силовиков по сносу палаточных лагерей, где обосновались массы протестующих исламистов в Каире. Очевидно, что власти пошли на эти меры, опасаясь превращения лагерей в цитадель радикальных сторонников свергнутого исламистского лидера и пропагандистскую площадку наподобие известной площади «Ат-Тахрир». 

На действия силовиков в Каире исламисты ответили беспорядками по всей стране, серией налетов на полицейские участки и госучреждения, погромами христианских храмов. В ходе кровавых столкновений погибло около 800 человек, в том числе немало представителей сил порядка, тысячи ранены. 

Мощный кризис, которым охвачена страна долины Нила, свидетельствует о расколе общества, об ожесточенности противостоящих сторон: исламистов и их оппонентов. Собственно оно лишь кратковременно и спонтанно объединилось вокруг общего лозунга: отставки Х. Мубарека в первые недели 2011 года. Затем после его ухода в политических кругах началось стремительное размежевание и поляризация, на поверхность вышли глубокие расхождения и противоречия между различными силами и фракциями. 

«С начала «арабской весны» народ знал, что отвергает и также в целом представлял, что хочет. Но ни у кого не было ясной идеи насчет пути, по которому нужно идти, — признает видный политолог Египта Камаль Габриель. — Народ не осознает вирусов болезни, которая таится в его культуре…, и остается пленником положения, против которого он и восстал». 

Так что вмешательство армии не кажется случайным, если учесть исторические реалии Египта. Начиная с 1952-го года, с момента свержения монархии, именно армия была действенной силой политического процесса, инструментом внутренних преобразований страны, ее модернизации. Офицерская верхушка выступала как наиболее дееспособная и организованная часть общества. Шел постоянный перелив профессиональных военных кадров в систему управления, экономические и прочие структуры государства, частный сектор. Сегодня армия, как оценивают, контролирует не менее трети экономики.

Отношения прежних властей с исламистскими организациями были неоднозначными и варьировались от заигрывания и использования в своих целях, до мер по контролю за ними и их подавлению. Правящий режим делал ставку на то, чтобы перехватить у них инициативу в идейно-политическом и прочих отношениях.

После свержения Х. Мубарека на волне турбулентных событий военным пришлось играть функции стабилизатора и медиатора между различными политическими силами для поддержания порядка.

Братья-мусульмане пришли во власть через всеобщие выборы. Создается впечатление, что их руководство в эйфории успеха явно переоценило свои возможности. Оно расценило поддержку, оказанную избирателями, как карт-бланш для своего монопольного правления. Но за год пребывания исламистов у власти не произошло ни позитивных сдвигов в экономической сфере, ни на поприще примирения египетского общества.

Армию крайне насторожил недавний призыв М. Мурси к джихаду в Сирии. Сделав такое заявление, бывший президент противопоставил себя военным.
С другой стороны, либеральные, светские и левые силы раздроблены и пожинают последствия своего пренебрежительного отношения к исламистским кругам и недоучета их потенций.

Исламисты именуют новых руководителей Египта не иначе как «путчистами» и намерены продолжать борьбу с целью возвращения устраненного президента. Они выставляют себя жертвой диктата, пытаясь завоевать на свою сторону демократические круги и общественное мнение на Западе, толкая к интернационализации внутреннего конфликта. 

Новые власти пригрозили запретить «Братьев-мусульман», если те продолжат свою деструктивную деятельность, раздувание раздора и насилия. В таком случае «Братья-мусульмане» будут исключены из участия в предстоящих выборах в парламент, назначенных на начало будущего года. Это, понятно, лишит их права на легальную активность в политическом поле. 

Ассоциация «Братьев-мусульман», существующая более 80-ти лет, рискует надолго утерять доверие своего электората и надежды занять место во властных структурах египетского общества. 

Сегодня судьба крупнейшего государства арабского мира с его политическими катаклизмами, чреватыми потрясениями и беспорядками, поставлена на карту. На повестке дня стоит задача сбить накал напряженности, искать разумные компромиссы во имя общенационального согласия. Предстоит отбросить в сторону узкие политические расчеты и эгоистические амбиции, трезво взглянуть на объективное положение в Египте и острые вызовы, прежде всего в экономической сфере.

Без этого накопившуюся протестную энергию, эмоциональный заряд, пассионарность египтян не направить в русло созидательных действий и осуществления их справедливых чаяний.

Юрий Зинин, старший научный сотрудник МГИМО, специально для Интернет-журнала «Новое восточное обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×