25.07.2015 Автор: Наталья Замараева

Переговоры между правительством Афганистана и Движением Талибан Афганистана

345345223333В начале июля 2015 г., в рамках обязательств по обеспечению возглавляемого Афганистаном внутриафганского процесса мира и примирения, Пакистан  гостеприимно принимал встречу представителей правительства Афганистана и Движения Талибан Афганистана (ДТА). Она состоялась в историческом местечке Мюрри, недалеко от Исламабада. В качестве наблюдателей на ней присутствовали Китай и США.

В отличие от проведенных в прежние годы встреч, это был первый раунд переговоров, когда его участники (по заявлению МИД Пакистана) были наделены официальными полномочиями. Исламабад назвал их «прорывными». Медиатором  выступил Секретарь Министерства иностранных дел Айзаз Ахмед Чодри.

Хекмат Халил Карзай – заместитель министра иностранных дел, возглавлял афганскую делегацию, в которую входили представители Высшего совета мира, советники президента Афганистана и глава исполнительной власти. Иными словами, были представлены все основные политические группы.

Делегация Движения Талибан Афганистана  (ДТА, три человека,  долгое время не были озвучены их имена) была представлена Катарским офисом и Политической Шурой. Немногим позднее  в пакистанской прессе  появилась информация, что интересы талибов представляли ​​Маулви Джалиль, Кари Дин Мухаммад и др. Но официально их имена не были названы. Состав делегации свидетельствовал о том, что талибы стремились сохранить взаимосвязь между различными группировками боевиков, действующих как на территории Афганистана, так и за пределами страны.

Таким образом, на переговорах ДТА  был признан в качестве политического субъекта Афганистана.

Стороны выразили намерение принести мир в Афганистан и в регион, и  подтвердили необходимость разработки мер по укреплению доверия.

Встреча в Мюрри рассматривалась (в Афганистане, Пакистане, в международном сообществе) в качестве важного первого шага на пути к политическому урегулированию в регионе АфПака. Это эквивалентно поступательному движению навстречу друг другу идеологических противников, отстаивавших свои убеждения и власть с оружием в руках – талибов и официальной администрации Кабула со времени ввода  войск США  в сентябре 2001 г. и последовавшего падения режима талибов в Афганистане (1996 – 2001 гг.).

Потребовались месяцы усилий, чтобы убедить талибов сесть за стол переговоров. В прошлые годы предпринимались попытки проведения подобных встреч. В 2012 г. США планировали организовать первый раунд в Катаре. Но тогдашний президент Афганистана Хамид Карзай отказался. Талибы вывесили афганский флаг у дверей своего офиса, и Карзай расценил это жест как демонстрацию на заявку формирования параллельного  правительства Афганистана – правительства в изгнании. В те дни Исламабад поддержал Кабул, так как посчитал, что и его обошли на планировавшихся  переговорах  в Дохе.

В 2015 г.  политическая ситуация в регионе изменилась. В декабре 2014 г. в связи с завершением боевой миссии из Афганистана был выведен основной контингент  коалиционных войск США/НАТО. За мирный процесс в Афганистане «взялись» региональные игроки. В мае с.г. диалог при посредничестве Пакистана был проведен в китайском Урумчи. Но в те дни пресс-секретарь талибов Муджахид Забиулла дистанцировался от встречи, заявив, что только Политическая комиссия талибов – единственный уполномоченный орган вести подобные переговоры.

Месяцем позже неформальная встреча состоялась в Осло. Все переговоры в Дубае, Китае и Норвегии и других местах имели место, но, по заявлениям пресс-службы ДТА, выступавшие от имени талибов не имели официального разрешения руководства Движения. 

Переговоры в Мюрри прошли на фоне наступления талибов (в южных, восточных и центральных провинциях Афганистана, ряда терактов, включая нападение 22 июня 2015 г. на здание парламента в Кабуле), а также возросшей напряженности в пакистано-афганских отношениях в силу ряда обстоятельств.

В июле Исламабад позиционировал дистанцированность от встречи в Мюрри, оставлял за собой только роль устроителя, подчеркивая независимое стремление сторон сесть за стол переговоров.

Но, забегая вперед, подчеркнем, что Исламабад – первый, кто получил основной бонус. За считанные часы до открытия 9 июля 2015 г. саммита 2015 г. Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в повестке дня которого значился пункт о долгосрочном присоединении Индии и Пакистана, военно-гражданский истеблишмент Пакистана продемонстрировал миру:

  • авторство процесса примирения в регионе АфПака, одобрив политическую основу для его продвижения;
  • гибкость и умение «усадить» за стол переговоров непримиримых в прошлом противников, которые на протяжении тринадцати лет вели вооруженную борьбу на уничтожение;
  • «нейтрализацию» жесткой критики оппозиционного Кабула в адрес президента Афганистана А. Гани (имеется в виду инициированная им стратегия на примирение с Пакистаном и подписанное в мае 2015 г. Соглашения между разведывательными агентствами – Межвидовой войсковой разведкой Пакистана (ISI) и Национальным управлением безопасности Афганистана (NDS));
  • «нейтрализацию» обвинений Нью-Дели в поддержке Исламабадом террористов. Более того, в кулуарах ШОС премьер-министр Пакистана Миан Мухаммад Наваз Шариф официально вручил, и премьер-министр Индии Нарендра Моди принял официальное приглашение на саммит СААРК-2016, который будет проходить в Исламабаде. Следует напомнить о напряженных отношениях между соседними странами. В  2014 – 2015 г.  отмечены боестолкновения на Линии огня и Рабочей границе в Кашмире;
  • ослабить влияние ДТА на Движение талибан Пакистана, которое воюет против федеральной власти.

Дипломатия Пакистана сумела организовать и мировую прессу, подготовить общественное мнение в дни проведения переговоров в Мюрри, которые получили поддержку на международном уровне и в ООН.

МИД Пакистана навязчиво подчеркивал, что играл роль только посредника. Но сам факт организации переговоров уполномоченных лиц свидетельствует о прочных и доверительных контактах Исламабада с руководством ДТА и  степени его влияния на Движение. Учитывая, что в принятии политических решений Пакистана в афганском вопросе в значительной степени доминируют военные, они и в дальнейшем будут «использовать» талибов в качестве управления Афганистаном, оказывать косвенное влияние  на  формирование  правящей политической элиты в Афганистане, формирование ее позиций в регионе, отвечавших интересам Исламабада.

Участники переговоров в Мюрри согласились на следующий раунд после окончания месяца Рамадан, что подтверждает их заинтересованность продолжать процесс урегулирования.

Несколько дней спустя после переговоров в Мюрри в пакистанской газете TheNation появилась информация, в которой подтверждалось, что лидер афганских талибов мулла Мухаммад Омар (эмир Исламского Эмирата Афганистан, 1996 – 2001 гг.) удовлетворен посредничеством Пакистана. Одновременно было подчеркнуто, что «обязательным остается священный джихад, чтобы освободить нашу любимую родину и восстановить исламскую систему».

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×