18.09.2015 Автор: Станислав Иванов

Турция и борьба с терроризмом

342345666Турецкие власти резко активизировали антитеррористические операции после масштабного теракта в приграничном с Сирией турецком населенном пункте Суруч 20 июля 2015 г. и последовавшего за этим убийства в том же районе двух турецких полицейских. Используя тот факт, что теракт совершил завербованный Исламским государством (ИГ) смертник – турецкий гражданин, а ответственность за убийство полицейских, якобы связанных с ИГ, взяло на себя молодежное экстремистское крыло Рабочей партии Курдистана (РПК), ответные военные и полицейские операции были развернуты властями Турции сразу на двух направлениях: против боевиков ИГ и РПК. Ракетно-бомбовым ударам и артиллерийским обстрелам были подвергнуты приграничные районы Сирии и Ирака, позднее в горных районах Иракского Курдистана были использованы и подразделения сухопутных войск уже в наземных операциях. Целями турецких военных были позиции ИГ в Сирии, базы и лагеря РПК на севере Ирака. Одновременно началась широкомасштабная операция полицейских и сотрудников спецслужб практически на всей территории страны по выявлению и задержанию активистов радикальных исламистских группировок и сторонников РПК, которая в Турции, странах ЕС и США признана террористической организацией.

Как известно, Турция недавно стала сопредседателем одной из пяти рабочих групп, созданных в рамках международной коалиции по борьбе с ИГ, в частности, рабочей группы по противодействию иностранным боевикам-террористам. В рамках превентивной борьбы с международным терроризмом Турция уже запретила въезд на свою территорию 18000 граждан из примерно 100 стран, было выдворено из числа ранее въехавших в страну свыше 1900 человек, из них 100 граждан России, в отношении более 1000 российских граждан было принято решение о запрете им на въезд на территорию Турции. Силами группы анализа рисков, развернутого в аэропортах, на автобусных станциях и в других терминалах, для выяснения личности пассажиров были опрошены более 3700 подозрительных иностранных граждан, из них более 1450 был запрещён въезд в страну. Только за последнее время, как сообщают турецкие СМИ, в результате превентивных мероприятий, проводимых службами безопасности, в подозрении в связях с ИГ было задержано 472 человека, из них 147 были заключены под стражу. Однако нельзя исключать, что под эту волну «борьбы с терроризмом» могли попасть и противники нынешних властей страны.

Вместе с тем турецкие официальные лица вынуждены сегодня констатировать, что за период с 20-го июля т.г. по настоящее время боевиками РПК были убиты 111 сотрудников турецкой полиции, жандармерии, военнослужащих и 50 гражданских лиц, 392 человека из числа военных и полицейских и 207 гражданских лиц были ранены. Неоднократно осуществлялись подрывы стратегических трубопроводов, в том числе и поступающего в Турцию из Иракского Курдистана нефтепровода и других жизненно важных объектов инфраструктуры (дамбы, мосты, дороги). В результате ответных и превентивных военных операций ВС Турции в Сирии и Ираке было убито и ранено несколько сот боевиков ИГ и РПК. При этом СМИ сообщают и о жертвах среди мирного населения, и разрушениях в населенных пунктах в приграничных сирийских и иракских районах.

По данным турецких источников, достигнутое с таким трудом в марте 2013 г. соглашение о прекращении огня и начале мирного переговорного процесса между Анкарой и представителями турецких курдов, экстремисты РПК пытались сорвать еще до провокационного взрыва в Суруче. Якобы уже 11 июля 2015 г. прозвучало заявление представителей РПК о своем выходе из соглашения и возобновлении диверсионных операций, а через несколько дней активистами РПК была выпущена декларация, призывающая своих сторонников к открытой вооруженной борьбе с турецкими властями. В Анкаре не исключают, что воинственные призывы функционеров РПК явились ответом на успех на июльских парламентских выборах прокурдской Народно-демократической партии (НДП), которая набрала около 13% голосов избирателей и получила 80 из 550 депутатских мандатов в Меджлисе. Легализация курдского национального движения и переход к мирным и демократическим формам борьбы за расширение прав и свобод курдов в Турции явно не устраивали «ястребов» в рядах курдских активистов и лидеров левых экстремистских крыльев РПК. К тому же не следует забывать, что за десятилетия вооруженного противостояния РПК с турецкими властями выросло целое поколение курдских функционеров и боевиков, часть из которых оказалась тесно связанной с эмигрантскими центрами, криминальными группировками (наркотрафик, нелегальная миграция, торговля оружием, рэкет и т.п.), кому мирное соглашение с Анкарой было явно не нужно.

Справедливости ради надо отметить, что и среди этнических турок сохраняется достаточно большое количество националистических группировок, которые по-прежнему считают, что «курды – это горные турки» и что «одно государство – одна нация». Эти круги были также недовольны мирным соглашением властей с курдами и всеми мерами стремились его сорвать. Им не нравится политика Р. Эрдогана, которая привела к появлению СМИ и обучению в школах и ВУЗах на курдском языке, вовлечению курдов в работу в органах исполнительной и законодательной власти, службу в силовых структурах и т.п. Очевидно, потребуется более длительное время, чтобы застарелая курдско-турецкая вражда и ненависть друг к другу на этнической почве были преодолены окончательно. Нельзя забывать, что за последние несколько десятилетий погибло свыше 40 тысяч граждан Турции в этой междуусобной борьбе. Инерция недоверия турок и курдов друг к другу сохраняется, и президент Р. Эрдоган вынужден с этим считаться и в какой-то степени идти на поводу у турецких националистов, чтобы сохранить свою власть и авторитет правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Опасается он и усиления РПК в военном отношении на фоне активного участия турецких курдов вместе со своими сирийскими собратьями в боях с ИГ под г. Кобани и в других районах Сирии. Анкара считает сирийские отряды самообороны, также как и РПК, террористами, несмотря на то, что именно они находятся на переднем крае борьбы с радикальными исламистскими группировками. Из Анкары прозвучала даже угроза подвергнуть бомбардировкам позиции курдских ополченцев в Сирии наряду с позициями ИГ. Такие выпады вынужден был пресечь даже союзник Анкары по НАТО – Вашингтон, заявивший, что США не допустят ударов по сирийским курдам.

Что касается активизации борьбы Турции с Исламским государством, то этот процесс можно только приветствовать. До последнего времени Турция считалась удобным транзитным коридором для переброски желающих примкнуть к ИГ лиц в Сирию и далее в Ирак. Вербовочные пункты и перевалочные базы исламистов работали почти открыто в Стамбуле и других турецких городах. Это объяснялось рядом обстоятельств. Во-первых, Турция – страна с широко развитой туристической отраслью и миллионы туристов со всего мира направляются на ее курорты, с рядом стран существуют договоренности об упрощенном визовом режиме. Определить истинную цель прибытия иностранца в страну не так просто. Турецко-сирийская и турецко-иракская границы до сих пор прозрачны для пресечения их мелкими группами граждан, каких-либо заборов, заграждений, рвов здесь никогда не создавалось. Пограничные КПП предназначены в основном для контроля автотранспорта. К тому же есть участки с труднопроходимыми горными тропами. Во-вторых, длительное время турецкие власти старались не замечать деятельности радикальных исламистских групп на своей территории, особенно из числа иностранцев, полагая, что они вскоре будут переброшены в Сирию и примут участие в борьбе с так ненавистным Анкаре режимом Башара Асада. Для ускорения процесса свержения правительства в Дамаске для Р. Эрдогана и его сторонников все средства были хороши.

Есть надежда, что после теракта в Суруче турецкие власти все же смогут локализовать подпольную деятельность радикальных исламистов на своей территории и возьмут под более жесткий контроль транзитные коридоры, финансовые операции террористов, вербовочные пункты и т.п. Неплохо было бы и прекратить закупки у ИГ турецкими посредниками нефтепродуктов, музейных артефактов. Налаживается сотрудничество по линии спецслужб в области борьбы с ИГ со странами ЕС, СНГ, Россией. Что касается возобновившихся вооруженных столкновений и терактов боевиков РПК против представителей силовых структур, инфраструктуры Турции и ответных военных и карательных операций турецких властей, то здесь Анкара и лично Р. Эрдоган идут на поводу у провокаторов ИГ и экстремистов с обеих сторон внутритурецкого конфликта. Вместо объективных следственных действий, установления конкретных исполнителей и заказчиков терактов, осуществляются масштабные акции устрашения курдского населения типа бомбардировок лагерей курдов РПК в далеких Кандильских горах на севере Ирака и провокаций у штаб-квартир прокурдской парламентской партии.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО и Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×