29.01.2016 Автор: Станислав Иванов

Провокация и шантаж – основа внешней политики Турции

543543544Турецкие власти пытаются сорвать переговоры в Женеве по поискам путей прекращения гражданской войны в Сирии. Якобы «камнем преткновения» для Анкары стало возможное участие в этих переговорах делегации сирийских курдов. Р. Эрдоган и его окружение считают основную сирийскую курдскую партию – «Демократический союз» (ПДС) террористической организацией со всеми вытекающими отсюда последствиями. По мнению турецкой стороны, ПДС является «филиалом» турецкой террористической организации – Рабочей партии Курдистана (РПК). Развязав летом 2015 г. новую фазу военной карательной операции против своих курдов, Анкара посчитала возможным одновременно объявить войну и проживающим в соседней независимой стране сирийским курдам.

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу передал спецпосланнику ООН по Сирии Стаффану де Мистуре предупреждение о намерении турецкой делегации выйти из переговорного процесса в случае включения сирийских курдов в число его участников. Не исключено, что именно позиция Турции и явилась одной из основных причин для переноса даты начала этих переговоров с 25 января на более поздние сроки.

Безусловно, сохраняются еще некоторые разногласия между Саудовской Аравией и Россией по перечню других участников этих переговоров, но они не носят такого антагонистического характера и, скорее всего, стороны достигнут консенсуса в самое ближайшее время. В качестве посредника между Эр-Риядом и Москвой выступил госсекретарь США Джон Керри, который в ходе своего недавнего визита в Королевство, возможно, уладил остававшиеся разногласия между позициями Саудовской Аравии и России по вопросу списка представителей сирийской оппозиции на переговорах. В свою очередь, вице-президент США Джо Байден посетил 21-22 января 2015 г. Турцию и попытался убедить своих партнеров в Анкаре не выходить из переговоров по Сирии даже в случае участия в них сирийских курдов.

Непримиримая позиция турецких властей по вопросу возможного участия сирийских курдов в переговорном процессе вновь привлекла внимание мировой общественности к агрессивной и провокационной деятельности Анкары в регионе. Возникает естественный вопрос, а имеет ли право сама Турция участвовать в переговорах по Сирии? Общеизвестно, что именно Р. Эрдоган и его «команда» объявили правительство Б. Асада нелегитимным и не один год делали все возможное и невозможное для его насильственного свержения. Турция сбивала самолеты и вертолеты ВВС Сирии, неоднократно обстреливала сирийскую территорию, в том числе и с применением минометов и артиллерии, наносила ракетно-бомбовые удары по сирийским приграничным районам, где проживали в основном курды. Анкара была уличена в поставках оружия и боеприпасов бандформированиям туркоманов и других исламистских группировок («Джабхат ан-Нусра», «Исламское государство» и т.п.), в размещении на своей территории лагерей и баз подготовки отрядов сирийских антиправительственных сил. В турецких лечебных учреждениях находились раненые боевики упомянутых выше группировок, а страна превратилась в транзитные коридоры для переброски новых джихадистов со всего мира для торговли контрабандной нефтью, музейными артефактами, оружием и наркотиками. Предательски сбитый российский военный самолет-участник боевых действий против террористов ИГ (ДАИШ), расстрел российских летчиков бандами туркоманов и турецких националистов, неоднократные вторжения со стороны турецкой границы в Сирию боевиков «Джабхат ан-Нусра» продемонстрировали наглядно всему миру, на чьей же стороне Турция.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что именно эта страна осуществляет акты государственного терроризма в регионе и служит пособником, базой и оплотом международных террористов, транзитным коридором для боевиков-джихадистов всех мастей. Имеют ли моральное право посланники Анкары сидеть за одним столом с другими участниками конференции по вопросам мирного урегулирования в Сирии? Ведь представители турецких властей окажутся рядом с участниками переговоров, с которыми они находятся в состоянии открытой войны (Башар Асад, курды).

Кто дал право Р. Эрдогану и его приспешникам определять состав переговорщиков из числа граждан суверенного государства? Это внутреннее дело самой Сирии. Сирийские курды являются коренным народом этой страны и традиционно составляют около 10% ее населения, строго придерживаются позиции нейтралитета в гражданской войне, выступают как бы «третьей силой» на всех переговорах, не являются инициаторами распада Сирии и сепаратистами. Больше того, выражают готовность поддержать любое правительство в Дамаске, которое гарантирует им в новой конституции их законные национальные права и свободы. И не курды покушались на территорию Турцию, а турецкие власти пытались создать в курдских анклавах Сирии так называемую «буферную зону», где полицейские функции возлагались бы на ВС Турции и протурецкие отряды сирийской оппозиции.

Общеизвестно, что именно курды в ожесточенных боях с бандами исламистов остановили их дальнейшее продвижение в районе сирийско-турецкой границы (г. Кобани и др.) и отбросили джихадистов на несколько десятков километров от районов компактного проживания курдов. Даже западные партнеры Анкары по НАТО вынуждены были признать позитивную роль и значение курдских ополченцев в борьбе с силами международного терроризма. Вашингтон уже направил на помощь сирийским курдам несколько десятков спецназовцев-корректировщиков огня, поддерживает их военные операции против исламистов своими ракетно-бомбовыми ударами. Выражает свою готовность и Россия активизировать помощь сирийским курдам. Их лидеры, в частности сопредседатель ПДС Салех Муслим, на регулярной основе участвуют в консультациях в МИД России, посещают другие российские государственные и общественные организации.

Попытки изолировать сирийских курдов от переговорного процесса предприняли турецкие представители и в странах ЕС, в частности в Германии. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу на встрече с канцлером ФРГ А. Меркель также ставил этот вопрос. Одновременно турецкий премьер пытался оказать давление на немецкие власти, чтобы они ускорили выделение странами ЕС 3 млрд евро на помощь сирийским беженцам, временно размещенным в Турции. Якобы Анкара пока не получила обещанных денег и поэтому не предпринимает никаких существенных мер для сдерживания потока нелегальных мигрантов в страны ЕС, в том числе через Балканы. В переговорах в Берлине участвовали руководители оборонных и экономических ведомств, а также министры иностранных и внутренних дел двух стран. Планируется, что деньги ЕС пойдут на улучшение условий жизни почти 2,5 млн сирийцев, которые сейчас находятся на территории Турции. Накануне своей поездки в Берлин А. Давутоглу дал понять в одном из своих интервью, что Анкара не слишком довольна обещанной ей суммой. «Мы в дальнейшем будем пересматривать этот вопрос, поскольку никто не знает, сколько времени продлится этот кризис», – отметил турецкий премьер. В качестве рычагов давления на немецкие власти Анкара использует и недавний теракт в Стамбуле, и наличие трехмиллионной турецкой общины в Германии, которая является важной частью избирателей ФРГ. Не следует забывать и о том, что ФРГ – важнейший торговый партнер Турции с ежегодным объемом торговли в 32,6 млрд долларов, несколько миллионов немецких туристов по прежнему предпочитают бюджетный отдых в Турции.

Таким образом, продолжающаяся ожесточенная война в соседней Сирии, к которой во многом причастны и сами турецкие власти, активно используется Анкарой для шантажа мирового сообщества и стран ЕС с целью получения своей односторонней выгоды. Провокация и шантаж становятся основными методами при проведении внешнеполитического курса Турции в ее попытках выйти из международной изоляции и преодолеть политический и финансово-экономический кризис, в котором она оказалась к началу 2016 года.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО и Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×