17.09.2018 Автор: Константин Асмолов

Развитие санкционной политики в отношении КНДР

221у

7 августа 2018 г. Комитет Совета Безопасности ООН по санкциям в отношении КНДР одобрил механизм предоставления гуманитарных изъятий из ограничительных мер, установленных принятыми ранее резолюциями СБ ООН.

Теперь у стран и организаций, занимающихся гуманитарной деятельностью в КНДР, есть возможность обращаться в Комитет по санкциям с запросом на изъятие из санкционных списков конкретных товаров. В запрос должен входить конкретный перечень товаров, которые планируется поставить получателю в течение последующих шести месяцев, дата и маршрут поставки.  Должны быть также раскрыты финансовые операции, связанные с передачей помощи. Каждый запрос будет рассматриваться индивидуально, а поставки гуманитарных грузов рекомендуется осуществлять централизованно, в подготовленные пункты передачи.

Принимая данный механизм, Совет Безопасности ООН исходил из того, что около половины населения КНДР страдает от нехватки продовольствия, а новый комплекс мер позволит решить проблему серьёзных задержек с доставкой гуманитарной помощи, размер которой на фоне усиления международных санкций был значительно сокращён и обставлен дополнительными сложностями.

Проект механизма был предложен США по следующим причинам. Во-первых, на фоне переговоров по ядерной проблеме КНДР, Китай и Россия настаивали на смягчении санкций, и США были вынуждены сделать своего рода жест в ответ на их требования. Во-вторых, приняв данное решение, США стремятся укрепить характер санкций против КНДР. По мнению США, внесение чёткости и открытости в процесс поставок гуманитарной помощи приведёт к тому, что санкции станет сложнее обходить.

Автор добавил бы к этому «в-третьих», поскольку суммарный уровень санкционного давления на КНДР на данный момент таков, что если не пытаться хотя бы символически ослаблять хватку, это слишком напоминает тотальную блокаду и никак не подталкивает Пхеньян к конструктивным действиям. Чтобы это было ясно, мы подготовили своего рода дайджест основных санкционных мер за менее чем год, который прошел со времени принятия в Америке «закона Отто Вомбиера».

Расширение санкционного списка США

Напомним аудитории про одобренный 24 октября 2017 г. подавляющим большинством (415 депутатов за, против лишь двое) «закон Отто Вомбиера», цель которого — максимально ограничить возможности КНДР осуществлять операции в американских финансовых учреждениях через третьих лиц. Документ предусматривает введение полного запрета на открытие в американских банках счетов иностранной финансовой организацией, которая оказывает услуги как северокорейцам, находящимся под санкциями, так и тем, кто сотрудничает с северокорейскими властями.

Постоянно пополняется санкционный список, о котором мы уже не раз писали. Как правило, санкции запрещают попавшим под них фирмам привлекать активы США или вести бизнес с американскими партнёрами.

21 ноября 2017 г. министерство финансов США в очередной раз его расширило – новые санкции коснулись 20 крупногабаритных грузовых судов под флагом КНДР, одного физического лица (гражданина Китая Сунь Сидуна) и 13 организаций, из которых четыре зарегистрированы в КНР, а еще девять — в КНДР.

Сунь – руководитель компании Dandong Dongyuan, которая долгое время поставляла Пхеньяну запчасти, имеющие отношение к ядерному и ракетному оружию, автомобили, электрооборудование, радионавигационную аппаратуру, алюминий, железо, трубы и детали, имеющие отношение к ядерным реакторам, на общую сумму 28 млн долларов.

Ещё три китайские компании Dandong Kehua Economy & Trade Co., Dandong Xianghe Trading Co. и Dandong Hongda Trade Co. с 2013 по 2017 год экспортировали в КНДР продукцию на 650 млн долларов и импортировали оттуда продукцию на 100 млн долларов.

Про северокорейские компании известно меньше, но одна из них, Korea South-South Cooperation Corporation, работала в России, Китае, Камбодже и Польше, направляла северокорейских граждан на работу за рубеж «с целью получения прибыли правительством КНДР или Трудовой партией Кореи».

Новые санкции направлены не только на источник северокорейских доходов, но и на элементы транспортно-логистической сети в лице представителей третьих стран, которые долгое время вели торговлю с Пхеньяном. Ранее Казначейство США наложило санкции на Морское управление Северной Кореи и министерство транспорта страны, а также на шесть северокорейских судоходных и торговых компаний и 20 отдельных судов, каждое из которых находится в собственности КНДР. Поводом этому послужило получение страной нефти для предприятий оборонного комплекса, что ранее было запрещено санкциями ООН. В рамках этого, ограничениям была подвернута китайская компания «Koрea кымбёль ресонган», осуществившая экспорт нефти в КНДР. Также санкциям была подвергнута компания, которая осуществляла перевоз трудовых мигрантов из КНДР в Китай, Россию, Камбоджу и Польшу.

27 декабря «в ответ на продолжающуюся разработку Пхеньяном оружия массового уничтожения и средств его доставки, а также на нарушения резолюций Совета Безопасности ООН», США в седьмой раз после прихода к власти администрации Дональда Трампа расширили «чёрный список». В него были добавлены заместители заведующего отделом военной промышленности ЦК Трудовой партии Кореи Ли Бён Чхоль и Ким Чжон Сик, которые играют ключевую роль в руководстве ядерной и ракетной программами КНДР. Ким Чжон Сик является ключевым фигурантом в развитии баллистических программ, в том числе, в усилиях по переводу ракет с жидкого на твёрдое топливо. Ли Бён Чхоль играет важную роль в разработке межконтинентальных баллистических ракет. Как отметил министр финансов США Стивен Мнучин, данный шаг был принят в контексте кампании США по оказанию максимального давления на Пхеньян  с целью изоляции КНДР и полной денуклеаризации Корейского полуострова. Правда, отдел военной промышленности ЦК ТПК, который контролирует программы ядерных и ракетных вооружений, был внесён в санкционный список Госдепартамента в США еще в 2010 году.

21 января 2018 г. США расширили список в восьмой раз: дополнительные санкции затронули 16 физических и 9 юридических лиц, причастных к разработке Пхеньяном оружия массового уничтожения. В числе предприятий, которые попали под расширенные санкции, две торговые компании, штаб-квартиры которых находятся в Китае. Они экспортировали в КНДР металлы и другие товары, используемые в оборонной отрасли. В списке одна гонконгская компания, пять северокорейских судоходных компаний и шесть принадлежащих им судов, компания-производитель электроники. Санкции затронули также министерство нефтяной промышленности КНДР в связи с попытками Пхеньяна обойти запрет на поставки ему сырой нефти.

Что касается физических лиц, то среди них есть как предприниматели, так и госслужащие. Это, в частности, 10 глав представительств одной из северокорейских внешнеторговых компаний, связанной с торговлей оружием, которые работают в Китае и России, один высокопоставленный представитель руководства ТПК и пять работников финансовых учреждений. Эксперты отмечают, что Вашингтон продолжает давить на Пхеньян, несмотря на поворот в сторону улучшения межкорейских отношений в связи с проведением зимних Олимпийских игр в Пхёнчхане. Как отметили в министерстве иностранных дел РК, США вновь подтвердили намерение решить северокорейскую ядерную проблему совместно с мировым сообществом.

13 февраля Минфин США ввёл санкции против латвийского банка ABLV Bank, который обвинён  в отмывании денег и причастности к транзакциям, связанным с КНДР. В числе нарушений указываются финансовые операции с объектами санкций СБ ООН, транзакции для лиц, вовлечённых в закупку и экспорт баллистических ракет для КНДР и отмывание денег вообще. В этой связи Минфин запретил американским финансовым организациям открывать и вести корреспондентские счета для этого банка. Подобные меры были приняты в 2005 году в отношении банка Banco Delta Asia в Макао.

23 февраля 2018 г. черный список расширили в девятый раз. Добавили 27 организаций из КНДР, Китая, Сингапура, Тайваня и других стран, 28 судов и одно физическое лицо (гражданин Тайваня, который, как отмечается, имеет отношение к незаконным операциям с КНДР по торговле нефтью и углём). Среди них девять судоходных компаний и девять судов, принадлежащих Китаю, Панаме, Сингапуру, Гонконгу и другим третьим странам. Эксперты назвали его самым крупным за всё время, а японская газета «Асахи симбун» вдобавок сообщила, что для обеспечения эффективности санкций США приняли решение направить в регион силы береговой охраны и уведомили о данном решении Японию.

Затем начало сказываться олимпийское потепление, и 28 мая Wall Street Journal сообщил, что США готовили новый пакет санкций, но Дональд Трамп отложил принятие решения.

Следующее расширение американского списка состоялось только 15 августа, когда в него включили одну российскую и две китайские компании, а также одно российское физическое лицо. Российская компания «Профинет» и её генеральный директор Василий Колчанов. «Профинет», зарегистрированная в порту Находка, занимается комплексным и оперативным обслуживанием судов, заходящих в порты российского Дальнего Востока, и не менее шести раз предоставляла услуги северокорейским судам, в том числе находящимся под санкциями. В санкционный список также включены китайская компания Dalian Sun Moon Star International Logistics Trading и SINSMS PTE., базирующаяся в Сингапуре.

Кроме глобальных санкций по линии Минфина, США стремились «ограничить» КНДР и иными способами. 7 ноября 2017 г. Госдепартамент запретил 46 американским профессорам, работающим в Пхеньянском университете науки и техники (единственном в КНДР частном международном вузе) посещать КНДР: когда профессора подали заявки на посещение Севера в преддверии осеннего семестра, им сообщили, что проведение ими занятий противоречит интересам США.

Этот запрет продлен до 31 августа 2019 года, и причина всё та же: «серьёзный риск ареста и длительного содержания под стражей, что представляет непосредственную угрозу для физической безопасности» граждан США.

Санкционные меры ООН и иных стран

Как правило, через некоторое время жертвы американского черного списка добавляются и в аналогичный список ООН, и односторонние санкции превращаются в международные.

Так, с 5 октября 2017 г. ООН запретила четырём судам, нарушившим резолюции против КНДР и перевозившим запрещённый уголь, морепродукты и железную руду, входить в порты: речь при этом шла не о заморозке активов или запрете на поездки, так что мера выглядит странной.

30 марта СБ ООН значительно расширил чёрный список по КНДР, в который входят объекты, пытавшиеся обойти санкции, принятые против Севера. В черный список были внесены 49 объектов, замешанных в схемах по обходу санкций. Это 27 судов, 21 судоходная и торговая компания, а также один тайваньский бизнесмен, торговавший северокорейским углем. При этом из почти полусотни упомянутых в «черном списке» объектов только 13 судов и 12 компаний находятся на территории КНДР, остальные расположены в Гонконге, Сингапуре, Самоа, на Маршалловых Островах и Панаме.

Отдельный черный список имеет и ЕС. 8 января 2018 г. туда попало Министерство обороны Северной Кореи, а также еще 16 физических лиц, а 23 января туда были добавлены еще 17 граждан КНДР, имеющих отношение к ядерным провокациям Пхеньяна. Семеро из них — работники дипломатических представительств в разных странах, остальные — сотрудники внешнеторговых компаний, «замешанные» в операциях, связанных с ракетно-ядерной программой. Таким образом, в «черный список» Евросоюза входят 58 физических и 10 юридических лиц, которым запрещён въезд на территорию Евросоюза, а их активы в ЕС, если такие имеются, подвергаются заморозке.

19 февраля Европейский Центробанк (ЕЦБ) также временно ограничил дебетовые операции банка ABLV после указанных выше обвинений со стороны США. Указывается, что решение связано с ухудшением показателей ликвидности банка. Как отметили в ЕЦБ, целью вмешательства является предотвращение утечки капитала.

В ответ председатель правления банка ABLV Эрнестс Бернис заявил, что банк за последние дни выдал вкладчикам порядка 600 млн евро. В банке опровергли обвинения Минфина США в отмывании денег и положительно оценили решение ЕЦБ, отметив, что это даст время на стабилизацию ситуации и приведение дел в порядок. Однако 23 февраля ЕЦБ объявил ликвидацию банка ABLV: как оказалось, «в банке ABLV и его дочернем Bank Luxembourg есть признаки наступающего краха».

26 февраля 2018 г. Совет ЕС по иностранным делам объявил, что во исполнение резолюции 2397 все северокорейские рабочие, находящиеся в странах ЕС, будут отправлены на родину до января 2020 года. Кроме того, был запрещён экспорт в КНДР промышленной техники, транспортных средств, железа, стали и других металлов.

Теперь перейдем к односторонним санкциям и мерам отдельных стран, начав с Южной Кореи, где есть свой черный список. При попадании в таковой активы физических лиц и организаций в случае их выявления на территории РК будут заморожены. Кроме того, вводится запрет на ведение с ними каких-либо операций: предприятия и физические лица РК, которые будут вести с ними финансовые операции, могут быть подвергнуты штрафу до 300 млн вон или 274 тыс. долларов. В отношении физических лиц может быть применено лишение свободы на срок до трёх лет. Однако стоит помнить, что ещё в мае 2010 года Сеул запретил своим гражданам вести торговлю с Пхеньяном, и на данный момент между двумя Кореями нет финансовых связей, так что блокирование финансовых операций Пхеньяна имеет сугубо символический характер в рамках присоединения к международной кампании по усилению давления на Север.

После марта 2016 года, когда Пхеньян провёл четвёртые по счёту ядерные испытания, Сеул ввёл против него односторонние санкции. Под ограничения попали 40 физических лиц и 30 организаций. В декабре того же года после проведения очередных ядерных испытаний южнокорейские власти добавили в санкционный список еще 36 лиц и 35 организаций.

6 ноября 2017 г. Правительство РК объявило о внесении в «чёрный список» 18 северокорейских граждан, вовлеченных в финансирование ядерной программы и уже внесенных в «чёрный список» Вашингтона и СБ ООН. Это руководители и высокопоставленные сотрудники филиалов пяти северокорейских банков в таких странах как Китай, Россия и Ливия. Среди них представитель Корейского объединённого банка развития в Москве Ли Ын Сон, представители Банка внешней торговли КНДР во Владивостоке Чу Хёк и в Ливии Ку Чжа Хён, представитель банка Тэсон в Китае Кан Мин.

11 декабря 2017 г. в ответ на запуск межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-15» правительство РК объявило о расширении санкций против Пхеньяна: добавились 20 северокорейских финансовых учреждений и судоходных компаний, а также 12 граждан КНДР, работающих за рубежом. Среди юридических лиц, которых затронули новые санкции, международный торговый банк «Расон», Кредитный банк «Чэиль», Банк развития сельского хозяйства, Корейский компьютерный центр, торговая компания «Сони», судоходная компания «Чосон Ныннадо» и другие. Среди частных лиц сотрудник управления военной разведки, работающий в Белоруссии, Ким Су Гван, сотрудник кредитного банка «Чэиль» Ким Гён Хек, сотрудник Творческого центра «Мансудэ» в Намибии Ким Дон Чхоль, сотрудник представительства судоходной компании «Вонян» во Вьетнаме Ким Ён Су.

Как и в прошлые разы, указанные физические и юридические лица ранее уже были включены в «чёрный список» США, что не помешало СМИ РК писать о том, что «расширение списка указывает на всю серьёзность северокорейских провокаций и отношение к ним южнокорейского правительства» и подтверждает согласованность мер Сеула с мерами Вашингтона и Совета Безопасности ООН.

Более близкие союзники США действуют не так формально, как РК. Так, 28 ноября 2017 г. радиостанция «Голос Америки» сообщила, что правительство Австралии прекратило оказание гуманитарной помощи КНДР по причине несогласия Севера предоставить доступ к надзору за распределением помощи среди населения. Австралия оказывала гуманитарную помощь КНДР с 2002 года, а с 2014 по 2016 год на продовольственную помощь Северу ежегодно выделялось по 2,3 млн долларов.

29 декабря 2017 г. министерство финансов Великобритании добавило в санкционный список, связанный с КНДР, 16 частных лиц и одно учреждение. Таким образом, соответствующий список вырос до 68 учреждений и 120 физических лиц.

5 апреля 2018 г. британское правительство добавило в санкционный список 15 судов, одно физическое и 21 юридическое лицо, которые замешаны в незаконных сделках с Севером. Эти меры введены в рамках опубликованных 30 марта предписаний СБ ООН о включении 49 объектов в санкционный список.

12 января 2018 г. Канада наложила арест на имущество и денежные активы КНДР на своей территории и запретила любые сделки с физическими лицами и организациями Северной Кореи или тем, кто действует от лица КНДР. Также запрещено регулярное транспортное сообщение и транзит северокорейских самолетов и кораблей через свою территорию. Исключение сделано только для товаров, предназначенных для гуманитарных целей, и некоммерческие денежные переводы.

В марте 2017 года Индия ввела запрет на торговлю с КНДР оружием, в сентябре прошлого года в силу вступил запрет на экспорт туда нефти, нефтяных продуктов и СПГ, а также импорт северокорейских морепродуктов и свинцовой руды. А 8 марта 2018 г. Дели ввел новые санкции в отношении КНДР, которые предусматривают запрет на экспорт в КНДР новых и подержанных судов, промышленного оборудования, транспортных средств, продукции металлургической отрасли, в том числе сталь. Кроме того, введен запрет на импорт из КНДР продовольственных и сельскохозяйственных продуктов, а также глины, магнезита, камней, древесины и судов.

6 июня 2018 г. французское информационное агентство France-Presse сообщило, что предприятия оборонной промышленности Судана отменили все действующие контракты с Северной Кореей, а для исправного соблюдения антисеверокорейских санкций, принятых в рамках Резолюции Совета безопасности ООН, создан специальный комитет. Так власти Судана впервые признали факт сотрудничества с КНДР в сфере оборонной промышленности.

Дипломатическая изоляция

1 октября глава МИД Италии Анжелино Альфано заявил о том, что от посла КНДР могут потребовать покинуть страну, а 11 октября 2017 г. дипломатические отношения с КНДР официально разорвала Португалия.

Ранее Мексика, Перу, Кувейт и Испания объявили северокорейских послов персонами нон-грата, а Таиланд и Филиппины сократили экономические отношения с Севером. После начала работы администрации Дональда Трампа подобные меры приняли более 20 стран.

Традиционно дружественные к КНДР страны – Мьянма, Вьетнам и Уганда – также сократили дипломатические отношения с Севером. Все три страны выслали северокорейских дипломатов, которые, по мнению СМИ РК, состояли при торговых компаниях, совершавших незаконные операции для получения иностранной валюты. На самом деле на фоне санкций снизилось количество работников торгпредств, которым нечего делать.

Португалия, также поддерживавшая дружественные отношения с КНДР, впервые за 42 года прекратила дипломатические отношения с этой страной. Ранее Мексика, Перу, Испания, Кувейт и Италия выслали северокорейских послов.

29 ноября 2017 г. в ходе экстренного заседания Совбеза ООН американский постпред Никки Хейли заявила, что «многие страны пошли на серьезные экономические и политические самопожертвования, прерывая связи с КНДР», и призвала Китай и другие государства последовать этому примеру.

Как можно подытожить все вышеперечисленное? — Хотя глава МИД РФ Сергей Лавров уверен, что «санкционный нажим, по сути дела, исчерпан», в США считают, что «санкции оказывают серьезное воздействие. У режима все меньше и меньше средств, чтобы расходовать их на испытания баллистических ракет и меньше возможностей, чтобы угрожать этими испытаниями другим странам …Источники доходов исчезают, и отправка болельщиков в Пхеньян была жестом отчаяния, а не проявлением национальной гордости». По крайней мере так 23 февраля 2018 г. заявила представитель США при ООН Никки Хейли.

С похожими заявлениями выступали и политики или эксперты РК. Как заявил в то же время южнокорейский депутат-республиканец, член консервативной партии ”Свободная Корея” Кан Сок Хо, если международные санкции против Севера продолжатся в том же духе, все валютные поступления Северной Кореи и зарубежные активы будут заморожены, а долларовые резервы страны закончатся примерно в октябре.

Однако на дворе сентябрь, а признаков краха северокорейской экономики нет. Более того, необходимость снятия части санкций становится все более очевидной. Как сообщил 12 сентября 2018 г. в беседе журналистами в рамках Восточного экономического форума заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов, Москва будет ставить в Совбезе вопрос об ослаблении санкционного режима.

По мере того, как КНДР будет делать шаги в направлении денуклеаризации, Совет Безопасности ООН должен рассмотреть вопрос об «адекватном ослаблении санкционного режима» в отношении КНДР. Таково мнение и Москвы, и Пекина.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×