25.02.2019 Автор: Константин Асмолов

Размышляя о повестке дня грядущего саммита лидеров США и КНДР

8654

Описав подготовку к будущему саммиту в Ханое, поговорим о том, чего от него ждут представители разных политических лагерей, представляя себе возможные варианты его повестки и итогов.

Дональд Трамп настроен позитивно и отписывается в твиттере репликами типа: «Жду встречи с председателем Кимом и продвижения дела мира». Выступая 19 февраля 2019 г. перед журналистами, президент США сказал, что, по его мнению, КНДР и Ким Чен Ын «задумали что-то очень позитивное, и мы скоро это узнаем».

При этом, когда его спросили о сроках денуклеаризации КНДР, он ответил, что пока нет новых испытаний, он не торопится.

У Кима твиттера нет, но известно, что он выразил удовлетворение после прочтения письма Трампа: «Мы доверяем позитивному мышлению президента Трампа и будем ждать с терпением и добросовестностью».

Вице-президент США Майкл Пенс, выступая 16 февраля на Мюнхенской конференции по безопасности, отметил, что Трамп полон надежд и уверенности в том, что мир возможен, однако нельзя повторять ошибок прошлого: все страны должны сплотиться и выполнять резолюции Совета Безопасности ООН по КНДР, тем самым побуждая Пхеньян придерживаться договорённостей, достигнутых в Сингапуре. Майкл Пенс подчеркнул, что США стремятся к достижению полной, необратимой и подконтрольной денуклеаризации, ещё раз напомнив, что изменения в политике КНДР стали возможны благодаря жёсткой политике давления со стороны США.

Госсекретарь США Майкл Помпео 6 февраля в интервью Fox Business отметил, что США очень надеются на то, что лидер КНДР Ким Чен Ын выполнит своё обещание денуклеаризации. В иных интервью он отмечал, что КНДР и США обсуждают не только вопрос денуклеаризации, но и механизмы сохранения мира и безопасности на Корейском полуострове: «Наша цель состоит в достижении настоящих подвижек», так что второй саммит позволит снизить северокорейскую ядерную угрозу.

Однако по сравнению с репликами Трампа у госсекретаря больше скепсиса: как заявил он 13 февраля на пресс-конференции в Польше, Ким неоднократно давал обещания о денуклеаризации, поэтому на этот раз нужно будет проверить, выполняет ли он их. В том случае, если Пхеньян сдержит данное обещание, Вашингтон не останется в долгу: США приложат все усилия для создания светлого будущего для северокорейского народа.

Первый заместитель госсекретаря США Джон Салливан тоже отмечает, что санкционный режим в отношении КНДР будет сохраняться до тех пор, пока не будет реализована окончательная и подконтрольная денуклеаризация Севера.

Как думает директор Национальной разведки США Дэниел Коутс, КНДР вряд ли откажется от программы создания ядерного оружия, и в этой связи её приверженность денуклеаризации остаётся под вопросом. Да, Пхеньян более года не проводит ракетных и ядерных испытаний, закрыв ряд ядерных объектов, а северокорейский лидер постоянно демонстрирует открытость к денуклеаризации. Тем не менее северокорейское руководство продолжает считать ядерное оружие гарантией выживания своего режима, и разведывательное сообщество США продолжает считать, что он едва ли откажется от всех своих арсеналов, средств доставки и производственных мощностей. Более того, глава разведки сослался на некие результаты наблюдений, которые фиксируют действия северокорейской стороны, противоречащие принципу полной денуклеаризации, указывая на то, что Пхеньян сохраняет потенциал ОМП.

Коутс сделал подобное заявление, выступая 29 января на слушаниях в сенатском комитете по разведке, причем наряду с ним в слушаниях принял участие ряд руководителей американских спецслужб, в частности директор ЦРУ Джина Хэспел, директор Агентства национальной безопасности Пол Накасоне, директор Агентства военной разведки Роберт Эшли. При этом он не указал, о каких конкретно действиях идёт речь.

Любопытно, что по версии газеты The Washington Post со ссылкой на осведомленные источники, это выступление «подорвало» доверие Трампа, и чиновники Белого дома полагают, что Коутса скоро уволят. Ибо, как заявил 3 февраля президент США, дав интервью в рамках передачи Face the nation телерадиокомпании CBS, спецслужбы США придерживаются скептического настроя, но его администрация считает вероятность договориться очень высокой.

В этом же интервью Трамп положительно ответил на вопрос о сохранении военного контингента, заявив, что о другом варианте он никогда не говорил. Президент подчеркнул, что это обходится дорого, но отметил, что вывод войск даже не обсуждался. Трамп также в очередной раз подчеркнул важность роли Китая в решении северокорейской проблемы.

Глава Индо-Тихоокеанского командования адмирал Филипп Дэвидсон, выступая 12 февраля на слушаниях в комитете по делам вооружённых сил Сената Конгресса США, тоже заметил, что ядерная проблема КНДР является одной из пяти угроз в регионе. Пхеньян, судя по всему, не намерен отказываться от ядерного оружия и объектов по его производству, но Север будет стремиться к договорённостям по частичной денуклеаризации в ответ на уступки США и мирового сообщества.

Бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт открыто выразила опасения по поводу того, что в ходе второго саммита КНДР и США американский президент Дональд Трамп может пообещать северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну полное прекращение совместных с РК военных учений или вывод войск с Корейского полуострова. Об этом она заявила 4 февраля в интервью американскому изданию Salon. По её словам, в долгосрочной перспективе действия Трампа могут оказать отрицательное влияние на следующее правительство США.

Гарри Казианис, директор корейских исследований Центра национальных интересов в Вашингтоне, считает: для того, чтобы продвинуть процесс денуклеаризации, может быть достаточно и малой сделки. Например, закрытие Ёнбена в обмен на подписание мирной декларации, заканчивающей Корейскую войну. «Это даст обеим сторонам результаты, которые они оба хотят — и явную победу, придающую процессу некоторый позитивный импульс, который может построить доверие и в конечном итоге большие шаги к денуклеаризации.

Основатель портала 38north Джоель Вит полагает, что денуклеаризация Северной Кореи будет длительным процессом, даже если Ким Чен Ын согласится отказаться от своего ядерного арсенала, и следует придерживаться реалистического подхода. Конечно, соглашение о демонтаже всех объектов и предоставлении доступа к подозрительным объектам, не расположенным в Ёнбене, будет огромным шагом вперед, но если Северная Корея откажется от своих самых опасных ракет, то это все равно будет происходить поэтапно в течение длительного периода времени.

Кроме этого, Уит отмечает, что понятие успешных итогов саммита для разных сторон – разное. Лично для него успехом будет продвижение вперед с инспекциями ядерного полигона Пхунгери, полным демонтажом и инспекцией космодрома Сохэ; официальная фиксация обязательств, взятых обеими сторонами перед саммитом в частном порядке (таких как обязательство Северной Кореи демонтировать свои объекты по производству расщепляющегося материала); начало поэтапной «дорожной карты», ведущей к денуклеаризации или установления режима мира.»

Касательно проблем, связанных с саммитом, Вит отмечает, что существует проблема того, что в переговорах с КНДР считается приемлемой сделкой. Затем, даже в случае, если Ким начнет разоружение, это «займет годы, потребует большого количества людей и будет стоить миллиарды долларов». Наконец, со стороны демократов будет сильное искушение «топить» все, что делает президент Трамп.

CNN со ссылкой на «осведомлённый источник» сообщает, что стороны могут обсуждать возможность обмена представителями по вопросам связи, отмечая, что в ходе саммита в Сингапуре Дональд Трамп отмечал необходимость принятия предварительных мер для обеспечения возможности в будущем направить в КНДР посла.

Комментируя этот слух, СМИ РК поясняют, что такой обмен — первый шаг к установлению дипломатических отношений.

Данный шаг, если он будет осуществлен, оценивается автором высоко — как одна из важных для диалога мер укрепления доверия и развитие договоренностей саммита-2018. Ведь в первом пункте совместного заявления, принятого в прошлом году в ходе саммита в Сингапуре, говорится о стремлении сторон к установлению новых отношений.

Как сообщила 28 января газета Washington Times со ссылкой на «осведомленный источник», Трамп готовит «особый пакет экономических мер» для КНДР, который будет представлен в ходе второго американо-северокорейского саммита, если Ким Чен Ын пойдёт на полную денуклеаризацию. Суть вышеуказанных мер сводится к подготовке крупного фонда объёмом в несколько миллиардов долларов при содействии РК, Японии и ЕС. Эти средства предполагается использовать для развития промышленности в КНДР. 

Официальный представитель Голубого дома в интервью Korea Times выдал серию вбросов о содержании переговоров. В его версии Соединенные Штаты хотят, чтобы Северная Корея предоставила список своих секретных объектов по обогащению урана в обмен на возможное ослабление экономических санкций.

Кроме того, США будто бы попросили Север демонтировать свой ядерный исследовательский объект в Ёнбене и поместить свои межконтинентальные баллистические ракеты на хранение в КНР как промежуточный шаг. Если это будет выполнено, США готовы предложить создание офиса связи в Пхеньяне еще до завершения процесса проверки ядерных объектов и предоставление исключений из санкций по приостановленным межкорейским экономическим проектам.

Еще один источник утверждает, что, наоборот, это Северная Корея хочет передать свои МБР Китаю в качестве «временной меры» в обмен на уступки в отношении санкций. Также он утверждал, что администрация президента Трампа фокусируется не только на МБР Северной Кореи, но и на всех видах ракет, включая ракеты средней и малой дальности. В ответ Вашингтон мог бы принять различные меры для прекращения враждебных отношений, включая объявление о прекращении войны, гуманитарную помощь, создание отделения связи в Пхеньяне и обмен экономическими делегациями и художественными труппами.

В иной утечке в южнокорейских СМИ говорится, что США попросили Северную Корею передать список ядерных экспертов, которые принимали непосредственное участие в разработке ее межконтинентальных баллистических ракет, а правительство РК в свою очередь попросило США о смягчении санкций, что позволит вновь открыть в промышленный комплекс в Кэсоне и туристический проект в горах Кымган, но официальные лица отказались комментировать это.

Один из слухов, который довольно широко муссировался, даже говорил о том, что к саммиту Кима и Трампа присоединятся президент Мун и председатель Си, после чего стороны объявят окончание Корейской войны 1950-53 годов.

Ким Чжун Хен, профессор университета Хандун в КНР в связи с этим думает, что саммит между Кимом и Трампом может привести к окончанию объявления войны всеми четырьмя сторонами, хотя и с оговорками: если заявление о прекращении войны будет обсуждаться как шаг к мирному договору, то его могут сделать четыре страны.

Син Бом Чхоль, старший научный сотрудник Института политических исследований Asan, считает такую вероятность низкой: неясно, захотят ли США включить Китай в этот процесс, да и времени на проработку четырехсторонней декларации, в сущности, нет. По его мнению, представляется более вероятным, что Северная Корея и США объявят о прекращении войны, и декларация, скорее всего, будет просто политическим заявлением, а не юридическим документом.

Мун Чжон Ин, специальный советник президента Мун Чжэ Ин по вопросам объединения и внешней политики, верит, что Северная Корея примет неоднократные просьбы Соединенных Штатов изложить подробную дорожную карту по денуклеаризации. По его мнению, во время саммита стороны должны озвучить «детальный план по ликвидации ядерной программы Северной Кореи»: если итоги первого саммита включали в себя расплывчатые формулировки и необязательные обязательства, вторая встреча Трампа и Кима даст подробную информацию о том, как будет достигнута денуклеаризация и какие должны быть взаимные шаги.

Мнение южнокорейских консерваторов, разумеется, отличается от мнения либералов типа Муна. Как считает О Ён Чжин, редактор Korea Times, второй саммит обречен на провал. Ким не глуп, а ядерное оружие является для него мечом, обеспечивающим выживание. Даже если ему дадут гарантии безопасности США и пачки наличных денег из Южной Кореи, где вероятность того, что он будет держаться за этот меч как можно дольше, чтобы выжать из ситуации все, что он может.

По мнению данного автора, есть шанс, что обе стороны подтвердят свои разногласия, или США согласятся на о-очень поэтапный подход Северной Кореи, который может занять целую вечность. Возможно, Трамп может согласиться с объявлением конца Корейской войны либо дать Южной Корее возродить Кэсонский комплекс и туристический проект в горах Кымган, получив взамен туманные обещания.

Впрочем, автор вынужденно признает, что и это успех, потому что сторонники жесткой линии на его месте или были бы в растерянности, что им делать, или довели ситуацию до грани катастрофы. Быстрое решение тут не поможет, и О считает, что «нож, который убьет зверя на севере, должен заставить его нести бремя собственных проблем»: как только КНДР откажется от стратегии выживания и изоляции, режим или падет, или перестанет быть изгоем.

В целом же, СМИ РК надеются, что после саммита будут возможны открытие в Пхеньяне пункта связи, принятие декларации о прекращении войны и установлении мирных отношений, возобновление работы Кэсонского индустриального комплекса и туристических программ в горах Кымгансан.

СМИ КНДР не столько прогнозируют, сколько призывают. «США должны уважать наши ведущие и упреждающие усилия и реагировать на них соответствующими практическими действиями», — говорится в статье северокорейского пропагандистского издания Уриминчжоккири. Другой пропагандистский еженедельник Тхонъиль синбо также призвал США отказаться от «несправедливых» санкций, заявив, что ядерный вопрос не будет решен, если Вашингтон продолжит выдвигать «односторонние» требования: «многие страны мира говорят о том, что несправедливые санкции должны быть отменены, так как наша республика уже более года останавливает запуски ядерных и баллистических ракет».

Чосон синбо, пропхеньянское СМИ со штаб-квартирой в Токио, подчеркивает «полностью изменившиеся» отношения между Северной Кореей и США: «На протяжении всего прошлого года состав отношений между КНДР и США смещался от конфронтации к разговору, и 70-летняя история ядерного противостояния между КНДР и США, наконец, подходит к концу». И теперь у Северной Кореи и США нет выбора, кроме как вести переговоры, поскольку Северная Корея уже обеспечила себе стратегический ядерный потенциал.

Как пишут авторы, «отношения между двумя странами уже являются отношениями между ядерным государствами […] и не имеют иного пути, кроме переговоров, как и российско-американские отношения не могут привести к ядерной конфронтации, несмотря на конфликты по различным вопросам».

Больше половины рядовых южнокорейцев считают, что на втором американо-северокорейском саммите будут достигнуты конкретные результаты. На это указывают результаты опроса, представленные 11 февраля агентством Realmeter. От предстоящего саммита ожидают успеха 62,5% респондентов. 35,1% выразили мнение, что саммит окажется безрезультатным в вопросе денуклеаризации, а союз Сеула и Вашингтона может ослабнуть. Большинство представителей всех возрастных категорий и различных политических убеждений оказались настроены позитивно. Исключением стали респонденты старше 60 лет.

В США проценты несколько иные. Согласно опросу, проведенному Associated Press-NORC Center for Public Affairs Research, 52 процента опрошенных заявили, что они «очень» или «чрезвычайно» обеспокоены тем, что ядерная программа Северной Кореи представляет прямую угрозу для Соединенных Штатов. 32 процента обеспокоены «умеренно», в то время как 15 процентов не очень обеспокоены или вообще не обеспокоены.

Как видно, разброс оценок довольно широкий, и некоторые из них совпадают с ожиданиями автора, который не раз отмечал, о чем могли бы договориться Ким Чен Ын и Дональд Трамп.

Ким вполне может сдать де-факто исчерпавшие срок годности объекты, включая реактор в Ёнбене, а также, возможно, «продавать нейтралитет» в американо-китайском противостоянии. Кроме того, он готов снизить накал демонизации США, а то и вообще перейти к иной модели отношений, похожей на вьетнамскую (войну и преступления американцев никто не забыл, но это дело прошлого, а не настоящего). Затем Ким скорее всего будет готов поговорить или предоставить версию списка ядерных объектов для будущего уточнения и согласования.

В ответ Трамп может объявить о завершении войны (возможно, даже в форме некого юридического документа, а не голословной декларации) и даже пойти на дальнейшее обсуждение темы обмена представителями по связи. Режим санкций формально никуда не денется, но из него будет все больше исключений, связанных с межкорейскими или гуманитарными проектами. Не исключены и «церемониальные мероприятия» типа продолжения совместных работ по поиску останков американских солдат или визита в КНДР Эрика Клэптона.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×